Главная Писатели Мир кино Библиотека Галерея Аватары Форум
главная
новости
ссылки
наши баннеры
сотрудничество
архив опросов
история портала
карта портала
Писатели
Мир кино
Галереи
Библиотека
Статьи
Награда WFA
Форум
Гостевая
отправить письмо
Со всеми вопросами и предложениями - пишите письма или обращайтесь к администрации:
Uranael     : 156980555
Chuchello  : 313283345

Internet Map


< назад в библиотеку

Юрий Изотов

Рассказы


Рассказы

К читателю



Здраствуй. Жму руку.
Если Читатель - девушка или женщина, то прибавлю легкий кивок головой и смущенно-наглый взгляд.
Ты смотришь на компьютере эту книжку :) Я немного поговорю с тобой о том, что в этом документе содержится. На компе - потому что я нигде не печатаюсь, кроме сервера localhost.localdomain, да кучи интернет-форумов и сайтов:) Раньше я считал, что пишу киберпанк. Это было где-то в 2000 году. Мне было тогда 13 лет. Тут есть один рассказ и того периода, "Кадр номер 26".  Теперь же я толком и не знаю, что я вообще пишу. Может это собственный стиль, может и его отсутствие. Хочу сказать пару слов о сегодняшнем "андерграунде" - это поразительное и интересное явление. У тебя не бывало к примеру такой ситуации: ты любишь некую музыкальную группу, и когда слушаешь ее - представляешь что исполнитель поет для тебя одного. А прийдя на концерт, и увидя кучу таких же как ты "фанатов" или просто ценителей, тебе становится не по себе. Андерграунд полностью исключает такую ситуацию - каждый рассказ, стих или какое-либо другое произвидение... Они индивидуальны, и их читатели очень индивидуальны и немногочисленны. Это полная свобода языка и мыслей - тексты не подвергаются журнальной или издательской редакции, корректировке. Таким образом представление текста - это в "подпольной" литературе тоже прием. Кстати, мнение что есть читатель и писатель - полная чушь. Исскуство призывает самому сделать что-то хорошее. Надеюсь, после прочтения моих опусофф у Тебя, дорогой читатель, возникнет такое же желание. Подумаешь "вот тут Изотов мог написать куда лучше" и решишь сделать что-то свое. Я буду очень рад, если так произойдет.
В нашем мире каждый живет своей внутренней жизнью, какую тщательно скрывает. Ты можешь долго думать о том, что же происходит в голове и сердце у твоей одногруппницы Кати, какая тебе давно нравилась. Так вот тексты "без аудитории" и без литературных премий -  попытки понять каждого человека. У нас внутри мир гораздо богаче, чем внешний, есть куда путешествовать.
Немного о себе скажу - родился я в 1986 году, живу в Екатеринбурге. В прошлом - фидошник и интернетчик. По специальности - системный администратор и программист широкого профиля. Очень люблю русский рок, русский рэп. Еще люблю любить :)
Что-то я заболтался - а тебя много чего ждет. Тут мои вещи за шесть лет - от 2000 до 2006 года. Может будет интересно.
Удачи тебе, если сам (сама) что-то напишешь или уже - не стесняйся, пиши мне на pusher108@list.ru , я с радостью отвечу Тебе.

Da City Breakz

Веселая у меня работа, да и сам я веселый. Хотя, поводы печалиться тоже есть – девушка от меня ушла, точнее, уехала на красивом «мицубиси - паджеро», который в любом клипе, показываемом по ящику, числился бы рекордсменом по числу обкуренных латиносов внутри салона.
Ушла из-за простой причины – моя коронная фраза «я богат духом» не прокатила. То, что я богат телом тоже не скажешь, среднего роста, мускулатура – явно не для кисти Мастеров итальянской школы. И кстати, тот чувак, что с девушкой уезжал – тоже похож на латиноса. Но не на тех, кто с серенадами по ночному Рио-де-Жанейро разгуливают, а тех, кто сигары курит дорогие, и устраняют своих «деловых партнеров» быстро, одним мановением корявого пальца.
Вобщем, жизнь интересна. Вот встаешь утром, и думаешь – а что еще мне припасла та бабка, что за время нашего биологического существования прикидывается Девой Марией, а после – косу в руки берет и на смертном одре является?
От горя, конечно же, ехать надо куда-то. Давно я это понял. Сначала я ездил из-за чужого горя – шофером такси был. Ничего работа, да вот только вышла мне не тем местом.
Романтика была, конечно, огни ночные, ляжки проституток из темноты, крепче за баранку держись шофер, хрип рации испорченной помню до сих пор. В переднее зеркало смотреть не любил, сначала только пугался, что пассажир неизвестной, но кавказской национальности вдруг у меня за спиной удавку достанет и душить начнет, а затем отодвинет мой хладный труп и бардачок выпотрошит. Затем свыкся…
Окончилась моя карьера таксиста очень неудачно. Села ко мне где-то часов в восемь вечера женщина, красивая такая, но красоты, достойной Достоевского. То есть измученной красоты, есть она и такая. И вот, садится, говорит «Вы можете поскорей? Мне очень нужно.… У меня дочь в больнице умирает, операция сейчас, я должна с ней быть….». Тут не выдержал я, и пошло – поехало. Сначала скорость умеренную держал, но вижу, что женщина плакать начинает, и скорость по полной врубил. Я и не знал, что это корыто может ехать столь стремительно. Позже, по всем законам жанра, я продефилировал таким манером мимо поста ГИБДД, и по мою душу поехала машина с рупором и с чуваком, который весь проспект Космонавтов в рупор орал, мол, сдавайтесь и прочая. И рация моя совсем охрипла – позывные слышу, потом угрозы… Хрипелку я отрубил, и скорости еще прибавил. До больницы уже километр остался... Женщина, как я вижу, пугается, но к дочери хочет, испуганно назад озирается. Я в дворики зарулил, сделал петлю, выехал к больнице. Веселое было зрелище – выбегает она - и бегом в больницу. И кричит уже у входа – «Я вас не забуду, спасибо!» Я ей кричу – «пожалуйста!», и тут машина с рупором подоспела. Оттуда чувак вылез, что ораторским исскуством меня всю погоню развлекал, с Макаровым наперевес. И второй вылез, но ленивее, с дубинкою.
В то время как женщина держала за руку дочурку в больнице, меня мудохали двое ментов у входа. Смех один.
Уже позже, с опухшим лицом и цветами, я в палату Светы (той самой дочери) приходил, о здоровье ее справляться. Выжила, операция удачно прошла.
Из шоферов, конечно, меня уволили, и права отняли.
Я, тогда как раз вспомнил, что можно по специальности устроиться. Сетевым администратором. Кажется, работенка простая, весь день пиво пить и не делать ничего. Однако на практике вышло сложней. Как раз тогда секта малолетних «хакеров» под названием «Ex Killaz» совершала налеты на сервера банков, а также фирм поменьше. И наша под раздачу попала. Меня уволили ясное дело. Быстро и четко – генеральный директор только подбородками поманипулировал – и нету меня.
Вот тогда и начался период депрессии...
После каждодневных одиночных попоек, и слушания радиоточки в пьяном состоянии, я почувствовал желание уехать из города. От себя не выйдет, а от города вполне.
Собирание ритуальной походной котомки заняло немного времени, но много сигарет, много взглядов в загадочную ночную темноту, из которой мое окно выхватывает лишь полоску смога, вытекающего плавно из труб. Завтра я выйду.
Старик Романыч запомнился мне именно таким. На своем пути я решил к нему заглянуть, в деревню Савина, Пышминской области. Старик очень приятный – водка перед баней, хлестанье себя березовым веником и водка после бани называлась у него «наша сауна».
В прошлом ярый коммунист, обманувшийся в своих надеждах, так же как и другие его ровесники. Ни деятельность «МММ», ни банды наркоманов вокруг деревни, ни натужный вой волков ночью возле сортира не пугали этого человека. Он промышлял тем, что растил помидоры. В огромных количествах. Разных сортов, в разных теплицах. А потом продавал. Питался тоже в основном ими же.
Оказывается, у Романыча умерла жена. Уже три месяца как. Не знаю, у меня никогда не было жены. Но любимый человек, да и просто близкий, своей смертью убивает весь мир в душе человека. Лишь я знаю, что она жива. Как и все те, кто умер. Хотя это другая история.
Я как мог, посочувствовал Романычу, и вместе мы отправились в турне алкогольной зависимости вперемежку с моей нехваткой секса + нехватка денег у старика.
Я запомнил его, как мог. На шестой день нашего житья-бытья Романыч объявил мне, что его помидоры (все теплицы) полили дихлофосом соседи – завистники. И что теперь он останется без помидоров.
Памятуя о своем незнании в области «садовод-огородник» и сопоставляя это с желанием помочь, я совершил безумную вещь.
Мы заново перекопали все его грядки.
Залили все водой.
Подождали, пока высохнет.
И… Я врубил поутру свой сборник «Drum’n’Bass collection» на старом магнитофоне «романтик», оказавшемся в обиходе старика.
Яркое солнце, бессмысленные ласки природы, тянущееся дальше искать смысл жизни сердце. Знающее, что оно его не найдет.
И конечно, «Da City Breakz» - моя любимая композиция. Улыбка Романыча. Он понимает шутки. Как известно, под воздействием ритма такой музыки, помидоры растут быстрей. А я качал головой в такт, курил дешевое курево «оптима» и думал, как мне хорошо сейчас, и как плохо, потому что живу я без смысла и цели.
Хотя смысл есть – искать этот смысл.
Дальнейшее рассказать нетрудно и недолго. В то время, как Романыч одним прекрасным утром вышел и увидел свои цветущие помидоры, я уже шел, перекинув баул с изображением Виктора Цоя через плечо. Ему было грустно о жене Наталье Степановне, ну а мне… Мне было грустно, потому что я иду по шоссе один, и государство, ООН, Маша Распутина и соседка по лестничной клетке не знает, как мне плохо. И не знает, что греет душу - «Da City Breakz».

Внутри Вас

На земле - только ветер каких-нибудь перемен, а в космосе - возможно просто ваакум, как утверждают ученые. Природа не знает слово "зачем", она живет просто так. Люди всегда хотели понять смысл придуманных ими же слов - свобода, жизнь, время. Возможно вечные искания, вечная борьба с чем - то, что не дает понять все это и рождает в человеке то, что мы зовем "дух". Возможно, его и не существует, но даже мысль о том, что он есть и является проявлением духа...
Космос - это темнота. Но не такая темнота, которая безжизненно и созерцательно воцаряется навсегда, или на секунду, когда смотришь в бездну. Это нечто более мудрое... Но и очень жестокое, так как понять себя можем лишь мы сами.
Металлический блеск пола корабля казался Куперу сверлом, которое медленно входит в его сознание. Что еще останется, чтобы сравнить реальность со сном? Он, так же как и все кто заточен здесь, не видит выхода. Самое опасное, что если ты не знаешь что такое ВЫХОД, то ты и не будешь пытаться его искать. А в каждодневном, изнурительном труде и последующем 5- часовом отдыхе просто забываешь, кто ты, зачем ты, куда ты идешь. Правда, последний вопрос Купер себе давно уже не задавал. Он помнил одно - внезапное появление себя здесь, осознание себя в этом слитке металла, топлива и бездушных механизмов. Каким - то чутьем он понял, что находится не на земле. Позднее когда он понял, что корабль далеко не пуст и управляется не механизмами, а человеческой рукой, это повергло его в ужас. Ощущение, что тобой управляет чья-то воля и мысли было настолько близким и осязаемым, что Купер просто не знал куда деваться. "Так и должно быть" - объяснял доктор, первый человек которого он увидел на корабле. "Ты просто здесь за свои можно сказать грехи, это расплата за все. И ты не будешь даже помнить за что, ты пройдешь, наказание и умрешь в неведении...". Доктор был мудр. Когда Купер увидел его в первый раз, его лицо показалось слишком молодым. Своего лица он и не видел. Только смутные отражения в металлических дверях. И все. "Возможно, здесь сейчас мучается кто-то еще... Но вы не должны видеть друг друга." И это верно. Куперу просто становилось плохо, как будто кто-то высасывал его жизненную силу. Раз в день доктор приносил миску с едой, остальное время Купер был предоставлен самому себе. Это позже, когда они с доктором подружились (хотя это трудно назвать дружбой, скорее просто сказалось нахождение их вместе), он рассказал, что корабль управляется. Причем тот, кто им управляет и убивает тех, кто сюда попал. И Купера ждет такая же участь. "Кто он?" "Трудно сказать... Я видел его только один раз и не могу понять сам кто он такой... Скажу одно - лица у него нет. Какая-то маска... Ты знаешь, мне показалось, что он сумасшедший, если это вообще человек." Доктор избегал разговора о Нем... Видимо, то, что он видел так его поразило, что любое воспоминание об этой встрече было доктору невыносимо. Купер был обескуражен. Думать было не над чем и в то же время многое просилось в голову. Он видел только доктора и стал чувствовать к нему нечто вроде дружбы, но он явно понимал, что доктор что-то не договаривает, точнее, хочет сказать, но молчит...
Когда Он появлялся в центре этого отсека, куда не смог заглянуть кроме Него ни один невольный пассажир странного экипажа, можно было подумать что собственно человека в помещении нет. Хотя можно было бы разглядеть силуэт довольно худощавого телосложения, это все принималось за иллюзию.
Он склонился над чем-то. Иллюминатор. Прямо в полу, а ниже - пустота... Он питался страхом. Чувствовать страх и впитывать его не составляло труда. Жаль, что немногие попадают сюда... Конечно, много существует маньяков, убийц, и прочих источников порока и смерти, но СЮДА не каждому дано попасть. Склонившись и посмотрев (не видно глаз, вместо лица - маска, причем она тоже безлика), Он вновь ощутил привычный прилив энергии. Только отдаленный звук моторов мог сопровождать эту тишину, но и ему не нарушить ту мрачную атмосферу, которой пропиталось ЕГО обиталище...

Замороженное время

Полуденный неон я с легкостью отвергну,
Ночной же поведет сквозь время и проспект.
  Увижу, что порой мечта быстра как серна,
Узнаю, по кому скучает мой сосед.
Неправда, что холодные и медленные звезды
  С бесстрастием на нас глядят с небес серьезно.
Встречай печаль других, и радость, но свою.
Которая жить позовет, назло календарю.

СисОп DOS_LOVE BBS , автор нижеприведенного текста, а проще говоря, Я :)
Ох, писать не о чем, правда. Киберпанк... Я тут уединился, бидончик джинна купил. После нескольких глотков (проба) мне стала казаться прикольной идея того, что человек узнает, что он же сам следит за собой из будущего. И думает, из-за чего. Хлебнув еще, я подумал, что больно это на Филиппа Дика, смахивает, да и паранойя голливудская какая-то. Оставив идею Дика и хлебнув еще я решил, что все же мне надо в духе Лукьяненко писать. Начав уже обдумывать идею в стиле Лукьяненко (постоянное нытье о Добре и Зле, с маленькими вкраплениями компьютеров или сельских баек про вампиров) я решил, что тогда меня на смех поднимут в ФИДО. Тем более я не для домохозяек пишу. Нельзя чтобы все просто было, а то у С.Л все одно "ДАЙВЕР, ГЕНОМ, ДОЗОР, ДАЙВЕР, СПЕКТР". Зато пантова-а и поятна-а. И все на Р. кончается. Интересно, книга "Позор" будет? Почитал Тюрина немного (после распития до половины бидончика и немного пива). Понравилось. Какой живой язык, какой киберпанк... Но это не киберпанк. Я хочу ветерка ночи, губ случайной попутчицы... Тогда, решил я, буду, как Васильев писать. Но позже понял - "мне до него далеко". И, правда. Тогда, решил я, писака из меня никакой. А между тем бидон стал к концу подходить. И вот, плод моей мысли у Вас перед глазами. Незаконченный, и не начатый толком. Да пронзит Вас дух ночного курения и прозвона модемом неизвестно куда и зачем.

И записной книжки Григория Боршукова. Дата неизвестна.

Сегодня я стал задумываться над тем вопросом, который для многих людей стал неразрешимой загадкой. Я знаю больше чем они. Гораздо больше. Хотя, много чего изменилось, я не могу дать верный ответ. "Есть ли Душа?". Судя по тому, что я собираюсь сделать, то нет. Это страшнее чем покажется на первый взгляд - своим поступком однозначно убить надежды многих людей, их веру. Но меня терзают сомнения... Я не хочу осознавать себя лишь куском мяса. Однако, все скоро начнется. Волнуюсь. Сегодня мне уже звонил А.Д., чтобы сказать, когда же я начинаю. Если бы мне дали шанс не делать этого, я бы не стал. Но теперь все, сожалеть поздно. Однако есть одно средство. Пусть все будет ЧИСТО..

1990 год, детдом номер 108 , местоположение - город Москва.

Подъезжая к этому району, Корольков понял простую истину - не все можно продать и не все купить. Однако сейчас эта истина колеблется. Привычно обдумывая предстоящее дело он спешил. А это плохой знак. Если человек его профессии спешит, значит, он выполнит задание не полностью. Или не так как надо. Сегодняшнее задание было необычным, хотя таковым оно было именно для него. Даже совесть, так долго спавшая в этом человеке, пробудилась и озадачила обладателя своим присутствием.
Шагая по лужам, Корольков отвлекался. Пытался отвлечься.
А вот и он, детдом стовосьмой. Облупленные стены дома как бы говорили, сколько им уже удалось впитать в себя людского горя, и сколько надежд погибло в этих стенах безвозвратно. А Корольков... Он умел чувствовать такое, читать между строк. И жизнь для него была - открытая книга, до недавнего момента.
На доме была высечена надпись - "1956. Учиться, учиться, и еще раз учиться. В.И.Ленин." Взглянув на сие Корольков ухмыльнулся. Он привык мириться с пошлостью, но не с такой.
Зайдя в маленький коридорчик и поднявшись по лестнице, он ощутил знакомый запах. Запах детдомовской столовой. Его ни с чем не сравнить, не перепутать. Дети при входе незнакомого дяди повели себя так же, как и всегда, если вы посмотрите по телевизору душещипательную сцену приема бездомного ребенка родителями. Но Корольков точно знал с кем он уйдет... И ужасался этого.

2010 год, Екатеринбург.

Купер потянулся. Сигарета, так, зажигалка...
"Снова потравим свой организм" - с ложной непринужденностью подумал он. Йоши. Звоним Йоши.
Терминал не потерял своего названия, хотя Интернет стал бессмысленным словом. После того как хакерство приобрело в Интернете слишком большой размах и какой-то филиппинский студент (в публикациях прессы позднее он упоминался именно так) получил доступ через секретный гейт из Интернета в так называемый "Интернет - 2", принадлежащий Службам безопасности всех государств, начал смотреть что к чему. Естественно, студент не был дураком. Одного не учел. Дело в том, что службы безопасности (а точнее государство Россия) применяло в закрытых сетевых коммуникациях принципиально новую, отечественной разработки ОС.
Внешне было похоже на консоль, однако отличия имелись. Пользователь сам вводил сложные макрокоманды и создавал свою ОС. Процесс недолгий, но требовавший подготовки.
Студент, соединившись, увидел, что его процессор загружен странными задачами. 99 процентов процессорной натуги уходило в самотест. Филиппин, не долго думая, убил у себя на компьютере эту задачу. Ему пришлось убирать ее вслепую, так как его хваленый Mandrake Linux просто не мог смириться с тем, что сетевой протокол занимает весь фоновый лимит.
Свап-файл ясное дело рос как на дрожжах, процессор все грелся и грелся. Филиппин попробовал отсоединиться, но так был удивлен той "консолью" что решил ввести что-нибудь...
Тэ-эк, подумал Купер. После привычных модемных рулад, после ввода имени и пароля, Купер увидел, что Йоши поменял логиновую 3D - картинку. Теперь вместо пейзажа горы Фудзияма Купер узрел северное сияние и двигающуюся надпись "Frozen Time BBS".
Удивительно, что не занято... Конечно, теперь безинетные юзеры будут осваивать терминал.
Любимым занятием Йоши с юзерами была игра в онлайне. Что ж, желание СисОпа - закон.
Купер привычно уже потянулся к UPS. Дело в том, что проигравший (редко такое бывало) Йоши любил посредством AT-команд модема вызывать замыкание в электросети "счастливчика"...
Итак, Йоши на проводе. Не спит, не пьет чай, не на работе, а на проводе. Отлично. Без сюрприза выигравший не уходит. Это закон на Frozen Time. На экране появился красный знак, подтверждавший тайные опасения Купера. Йоши хочет играть в Quake - II .
"Квака так квака" - с этими словами введя в консоли ping Yoshi's Server проговорил Купер.
Итак, старт...
Тут же сюрприз. Вперившись в консоль вверху экрана Купер узрел:
Yoshi entering the map 1
Kuper entering the game
Agobot entering the game. GOOD LUCK, LAMERZ!!!!
Мдя. Весело. Это в стиле Йоши - выпускать бота на канал...
Бег по коридору, озираясь и стрейфясь непонятно от кого. Вдали мелькнул легко узнаваемый скинарь Йоши - самурай с автоматом.
Радиорубка. Тут по идее здоровье... Надеюсь... О! Дробовик, родной, двуствольный!!!!!
Сзади прожужжал выстрел из рейлгана, Купер приник к стене. Из дверного проема со смачным хрустом влетела дробь и послышалась перезарядка. Один на один. Два раза Йоши выпустил ракету, но в цель не попал. Стрейф влево, враскачку, с разными промежутками. Все, как положено. Приблизившись чуть-чуть Купер методично стрейфясь и держа маячащего Йоши по возможности на прицеле, выпускал дробь. Попадание трудно было заметить так как Йоши, вдруг обретя неведомую прыть, прыгнул на груду ящиков и балансируя стрелял, причем из стандартного пистолета. "Что-то не так" - подумал спинной мозг Купера. Йоши, продолжая свой танец, вдруг резко скрылся из виду. Не могло у него так быстро кончиться оружие! Купер же побежал в другую сторону пополнить здоровье и патроны.
Обернувшись назад Купер увидел, как черная тень, чуть ниже его, странно пригнувшись, бежала по стене справа.
Поднять ствол дробовика он успел, но выстрела не последовало. Самурайский меч в руке черной тени сделал несколько еле уловимых взмахов и дробовик выпал из рук. Тень отпрыгнула на 5 шагов. Еще и ниндзя... Когда же Йоши закончит писать ботов...
Ниндзя учтиво поклонился и снова поднял меч. Купер, достав бластер, побежал по конвейеру вверх. Ниндзя, чуть обождав, последовал за ним. Взмахи меча, синтезируемые дрянной звуковой карточной Купера, звучали уже близко позади. Тут, опустив прицел вниз, Купер сделал прыжок назад через голову ниндзя. При повороте головы противника Купер на лету с опережением сделал выстрел. Ниндзя, в замедленной съемке, упал на колени, а затем навзничь. Голова скатилась по конвейеру и упала подле ящиков.
Эскейп, это прибежище идиотов. Но Купер выиграл. GG привычно высветилось в углу рабски всплывшей менюшки. Это опять же выдавало Йоши с головой, он как настоящий японец всегда благодарил за игру - Good Game значило это.
Купер нервно похихикал, так как представил классическую картину - юзер Frozen Time BBS неведомо как выигрывает у Йоши, радостно зовет его на чат и тут же, увидев пресловутый GG погружается по тьму из-за короткого замыкания. Первое знакомство Купера с Йоши именно так и произошло. Тогда Йоши не играл в полную силу, а решил позабавиться с новым юзером. И Купер потом три часа сидел в темноте, тихо матерясь.
Здесь надо сделать отступление. Если мы посмотрим за окно Купера, прорвавшись через сигаретный дым, томный свет луны из окна той ячейки-тюрьмы которую обыватели зовут домом, то увидим, как луна нежно помогает фонарю дарить свет зимнему льду. В такие моменты нормальный человек чувствует просто тихий покой, а ненормальный, вроде Купера или Йоши, хочет еще и закурить. Дело в том, что когда куришь, то будто бы говоришь с Неизвестностью. Посылая Темноте дымок, ты будто шлешь ей все немые вопросы, расставленные в твоей душе на полки неразрешенных и в мыслях своих улыбаешься той темноте, которая дарует ответ своим скромным молчанием.
Итак, зима вновь подняла столбцы графиков вирусных заболеваний, увеличила хронику дорожных происшествий, о чем со смаком говорили вечером новости а подавленные люди сидели и попивали чай, смотря на экран телевизора - злейшего врага самостоятельной умственной деятельности. Президент, прокаркав что-то в своем тысяча-первом обращении народу укладывался в мозгу людей с прокладками, стиральными порошками и прочим, причем в мозгу он находился где-то между ними. Если вы утром выйдите на улицу у дома Купера и пройдете чуть-чуть по дорожке, вы увидите широкую бетонную стену. За ней заводы, пустыри, покинутые дома. Вы, конечно, как и Купер задумаетесь о том, как люди идут на работу утром, потеют на заводах и пустырях и так они свою жизнь и проживут, никем не выслушанные и не понятые. Но история моя не об этом...
Купер, отпив еще чаю (это семейная традиция - называть пойло чаем) и решил уже сделать то, о чем задумывался еще неделю назад. Он решил взять долг. Но не денежный. Он сам не знал какой. Он как раз и хотел это узнать...
Вечер, близ городской черты.
Вспомните Джона Ву. Но не птиц, летающих из фильма в фильм, а то с каким смаком достает пистолет главный герой. А уж о том, как он всаживает пулю в мозг неприятелю, я скромно умолчу. Хотелось Ц бы передать, как Купер представлял себе приход в этот особняк. Он раньше там был, но прошло много времени, да и при свете дня все выглядит фальшиво. Вечером же это был не особняк, а Особняк. Разница улавливалась во всем.
Иногда хочешь словить Тайну, среди маленьких подворотен и переулков уловить чью-то историю Любви, или, к примеру, историю Человека, который воспарял духом. Заходя в грязное общежитие (50 рублей день проживания) Купер думал не о том, как здесь грязно, а о том, кто же здесь жил, что же он думал...
Итак, Оксана Полякова. Хоть особняк (ой, извините, Особняк) принадлежал ей чисто формально, но это не мешало устраивать подобие шабашей на Лысой Горе. Со всеми атрибутами. Полякову представить легко. Вспомните поговорку "из грязи в князи" и вы ее увидите. Слегка упитанная (Купер находил в этом даже некую сексуальность), с всегда серьезным взглядом, при ближайшем рассмотрении абсолютно бессмысленным.
Например, даже при тупом разговоре с охраной, имидж "бизнес-мафия-леди" не теряла Оксана не на секунду. Ее будуар, выполненный в стиле "ампир-вампир" очень впечатлял.
Оставалось только догадываться о тех смутных посетителях - "постелителях, « которые тут бывали. Купер даже предположил один раз за бутылочкою джинна, сидя в своей грязной каморке, что у Поляковой есть некто вроде Шахрезады, с пудовыми мышцами и голосом Тарзана. Естественно, он был недалек от истины.
Ощущая себя скопищем пикселей в белых штанах по имени Принц Персии из одноименной игры, Купер предвкушал хотя-бы Развлечение. Не простое, а с беседой.
И все такое. Но главного он не знал, что предавало встрече особую пикантность...
Миновав охранников, тихо нашептавших в свои небольшие рации "клиент прибыл" и, получив ответ начальницы, Купер сразу поднялся по лестнице и увидел Полякову, властно сидящую на подушечке.
"Мать их, все эта мода. Фэн-шуй..." возникло в его голове. Молчаливым, но исполненным женственности жестом Оксана пригласила его сесть. Примерившись и неловко плюхнувшись на подушечку, Купер выдержал паузу и стал слушать хозяйку дома:

- Итак, ты пришел вовремя. Мне честно сказать и не терпится начать, но введу тебя в курс дела...

- Слушаю.

При этих словах Купер немного вытянул шею, как бы давая понять, что ему интересно.
- Помнишь, ты говорил мне, что ты не считаешь себя членом общества?

- Да, было такое. Я и сейчас готов повторить.

- Не нужно. Я лишь спрошу - а ведь ты пользуешься услугами общества? Даже язык, на котором ты говоришь, придумало именно оно.

- Но в мыслях я не член общества. Называй это идеологическим бунтом, это я думаю верное название.

- Сегодня ты и докажешь, какова твоя философия в действии. Начну издалека. слышал ли ты о массовых беспорядках в последнее время?

- Конечно. Телевизор пока смотреть не отучился...

- А знаешь ли ты, ПОЧЕМУ происходят беспорядки?

- Ну... Политика, все такое. Кандидаты в президенты воюют за электоратов.

- Правильно. Но ты многого не знаешь. К примеру, то, что все эти люди, которые участвуют в беспорядках, уже НАШИ.

- Это как? Ведь они бунтуют...

- Они не бунтуют, а просто их мозг резко повернут в нашу сторону. Все эти беспорядки очень взволновали некоторых чинов оттуда (Полякова посмотрела наверх так многозначно, что Купер вперился в потолок на секунду).
И стали проводиться эксперименты. Они скорее ПРОДОЛЖАЛИСЬ, так как подобное хотели узнать еще давно. Вобщем, эксперименты проводились на людях. Оказывается, ВСЕ люди поддаются гипнозу, подчинению, полной деградации. От этого никуда не деться... Те, кто финансирует этот проект, заинтересовались тобой.

- Уж слишком большая честь. А в какой связи они так заинтересованы?

- Не скромничай, в определенных кругах ты известен как бунтарь. И как хороший игрок. Интересно было бы понаблюдать твою философию в игре. С необычным противником.

- Мне тоже. А что за противник?

- Всему свое время. Дело в том, что мы точно установили Ц человек, манипулируемый извне, имеет больше шансов, чем самурай вроде тебя. И мы хотим проверить это окончательно. Твой противник очень необычен... Сначала один ученый в 1984 году исследовал так называемый феномен аноцефалии, то есть людей, рождающиеся совсем без мозга (вместо мозга у них в черепной коробке находилось беспорядочное скопление неизвестно чего). И знаешь, такие люди жили иногда целый год после рождения...

- Каким образом?

- Спинной мозг брал на себя часть, правда, малую, функций головного.

- И как это касается нашего разговора?

-Напрямую. Тот, с кем ты встретишься, конечно, имеет мозг. Но он всю свою жизнь (если можно назвать это жизнью) тренировался и наставлялся с одной целью Ц побеждать. Тем более, он не обременен моралью, и всем тем, что тебя гложет. Родители - алкоголики, с 3 до шести лет воспитывался в детдоме. Был обнаружен церебральный паралич, но путем электрического воздействия на мозг это было устранено. Также имелся рая дефектов, вроде заячьей губы, психопатии и энцефалопатии, но с этим мы справиться не можем. Но это не помешает ему победить тебя. Он Ц это прообраз того, во что превратится наше общество. Тупой массой легче управлять, чем сложной. И мы достигнем результатов. Уже уничтожен Интернет - островок свободы для одних и место гниения для других. Осталось лишь сломить СисОпов - тех, кто еще не смирился с нашими законами. Обыватели просто не в счет.

Купер помедлил. Но ответ не заставил себя ждать. Он так медлил на всех турнирах, где ставкою было уважение, а это дороже денег.

- Что ж, я готов.

- По каким правилам ты хочешь играть?

- DOOM 2, классический дефматч. До 2 побед.

- Будь, по-твоему. Пойдем со мной.

Пройдя из комнаты, Оксана неспешно направилась, не оглядываясь, через коридор.
Купер, пытаясь не волноваться, следовал за ней.
Полякова поколебалась, открывая массивную дверь.
За дверью было лишь несколько предметов, из которых Куперу сразу бросилось в глаза кресло, на подобие зубоврачебного. На кресле кто-то лежал. Далее от головы, пока видимой смутно, отходил пучок проводов к массивному, наполовину разобранному на детали, однако соединенные шлейфами, компьютеру. Это был видимо сервер, но необычного вида - материнская плата была больше чем обычного, а на ней красовались в перекрестии между южным и северным мостом шесть процессоров "Pentium - IV" в картриджах и мощными кулерами. Перед креслом был расположен LCD - монитор, мышь на большой подставке. Внизу было видно, как системный блок еще одного компьютера был прямо вделан в кресло. Все это почти не издавало никакого звука, но Купер понял, что сервер работает. Взглянув напротив, Купер узрел и свое будущее место. LCD Моник тоже имелся, оптическая мышь, клавиатура для левши (зачем она мне...), системник урчал, подвешенный опять же в стиле ПК-андерграунда в полуразобранном состоянии на стенку. То есть материнская плата отдельно, блок питания держался на стене несколькими металлическими планками.
- Вот и твое место. Но сначала, дабы ты хоть знал в лицо своего оппонента...
Полякова легким движением сбросила простыню с лица лежавшего. Купер, всмотревшись в лицо, был шокирован. Голова, обтянутая электродами и смазывающим веществом, имела форму несколько вогнутую. Лоб очень высокий.
Все лицо усеяно шрамами, глаза закрыты. Одна губа ампутирована, вместо нее Виднелась голая десна с зубюами-резцами, спиленными очень аккуратно.
Переведя взгляд на Полякову, Купер понял - если он проиграет или выиграет, неважно, то займет место рядом с этим несчастным. Такое же креслице...
- Суть его действий такая. Мысленные импульсы ускорены, мозговая реакция выше средней. Его импульсы передаются на сервер, который и интерпретирует мозговые сигналы в передвижения, стрельбу. Улавливаешь?
- А он в сознании?
Полякова саркастически улыбнулась.
- У него нет сознания.
Улыбка, недавно бывшая саркастической, трансформировалась в хищную. - Пусть победит сильнейший, и быстрейший.
Купер про себя только подумал - "Пусть победит тот, кто человечнее". Минута ушла на конфиги, бинд клавиш и прочие приготовления.
- Итак, начнем.
Кресло стало бесшумно двигаться, придавая противнику Купера сидячее положение. Невидящими глазами он уставился в монитор, и его улыбка, обнажившая без того уродливую нижнюю десну, отчетливо врезалась в душу Купера. Это было страшно.
Отсчет времени. Так... БОЙ!
Купер секундно определил, какая это карта и примерно уяснил, как ему двигаться, вспоминая тренировки. Он решил в схватке с этим существом избрать так называемую "технику полукруга". Это значит, что любым оружием при стрейфе на мушке держится полукруг от плеч до головы противника, и, стрейфясь, надо держать и двигать прицел по этой дуге и вести огонь. Техника была для Мастеров, ведь трудно одновременно со стрейфом и уклонами от пуль врага еще и вести огонь, двигая прицел в строго определенной последовательности. Но Купер решил не совсем довериться проверенному приему. Экспромт, вот что может спасти. Бегая по карте и собирая оружие, он даже не слышал шагов врага. После взгляда на пол (нет ли оружия где дополнительного) и подъеме прицела обратно на уровень глаз аватара, Купер узрел ЕГО. Скин был необычным, нарисованным самостоятельно. Тут же Купер, отпрыгивая право, выпустил очередь из шотгана несколько левее. Противник без труда уклонился, продолжая двигаться вперед и НЕ СТРЕЛЯТЬ...
Купер был обескуражен таким поведением, но быстро сориентировался в ситуации. Сделав ложный рывок в сторону, поймал на прицел голову врага. Хрустение шотгана, легкий звук патронов, падающих на землю. Но соперник, как-то странно извернувшись, ушел от виртуальной смерти. Он отклонился, неспешно поменял оружие на рокет-лаучер и затем зигзагом приблизился еще ближе к Куперу.
Купер, достав BFG отбежал назад и тоже НЕ ДВИГАЯСЬ, выстрелил, целя противнику в торс. И тут произошло то, что раньше было лишь случайностью.
Противник сделал ракетджамп, запрыгнул на плечи Купера и сделал еще один прыжок с одновременным, смертельным выстрелом. Купер увидел, как его аватар оседает без головы на пол.
На экране высветился счет: 0: 1 .
Что ж, теперь Купер знал, что может противник. Но не все.
Следующий бой Купер решил вести динамичнее - не ждать пока соперник "отожрется", то есть соберет броню, оружие. Дефматч на пистолетах. Так удобнее.
Столкновения теперь не произошло, они бежали с разных концов коридора друг на друга.
Огонь вели оба непрерывно, но Купер уклонялся лучше. Этому научил его еще Йоши, называя действо "просветленным стрейфом" или "качание маятника в Вирте".
Подбегая все ближе и ближе, Купер всаживал пули одну за другой. Затем, резко присев, выполнил "длинный прыжок" (long jump) , и выпустил пули поочередно в ногу, торс и голову врага.
Того отбросило назад, и повалило на спину. "Ясно, армор кончился" - подумал Купер.
Подойдя ближе и увидев залитое "квадратной" кровью тело поверженного врага, Купер выпустил еще одну пулю. Ритуальную.
Счет 1: 1
Решающий раунд.
Оба с super-shotgun-ами. Медленное сближение, так...
Резко сделав серию выпадов и плотно ведя огонь в туловище противника, Купер вдруг сменил оружие на простой пистолет.
Далее все происходило как в замедленной съемке.
Противник оттолкнулся от стены, подпрыгнув и пролетев над нашим героем. Тот же выстрелил в потолок. Пуля отрикошетила в него самого, Купер упал на спину.
Летящий уже позади противни обернулся в воздухе и...
Пуля метко угодила врагу в лоб.
Труп быстро упал на пол, с громким звуком сломанных костей, в груду своих же отстрелянных в полете патронов. Поднявшись, Купер услышал только синтезируемый программой звук булькающей крови, выходившей из головы поверженного оппонента. Все кончено.
Счет 2:1

Неделю спустя.

Starting T-Mail 2607 NT/NC
Initializing modem, 115200 bps..
Waiting for call or event
RING
Use EMSI session, YoshiТs station, Yekaterinburg, Russia.
Chat mode enabled remote admin
-------------------------------------------------------------------------------------
А ты очень хорошо меня победил. Удачи тебе. Хороший ученик...
-------------------------------------------------------------------------------------
End session (hang-up).
Waiting for call or event...

Посвящаю Клану Led и своим друзьям.

НеМой вопрос или Кадр номер 26

Доставая ключ, пальцы не сразу нашли нужный. Удивительная мысль - это НЕ ТА дверь. Конечно, и ручка и цвет, и унылый круг глазка были обыденной картиной.
Даже коврик не смят. Интерес меня почему-то уже не распирает. Иногда он просто есть. Есть во всем - обхватывавших ручку пальцах, поворотах ключа, неторопливом открывании. Такое чувство, что собственно внутри меня ждет <десерт>. Это похоже на то, как берешь неопределенный номер. Неопределенность всегда привлекала всех.
Наверное, это разновидность смысла жизни.
Что надо им было? Это я обдумывал еще в трамвае, смотря на фонари - этакие маяки для пассажиров железки, идущей в никуда: именно обдумывал, так как ничего путного намеренно в голову не пускал, и не оформлял случайные полумысли в утверждения. В этом есть особый смак. Когда ничего не определено, чувствуешь, как волны мыслей мягко окатывают истину и отплывают обратно в море догадок.
А ОНИ даже добавили мне вкус к жизни. Естественно. Может, это их урок? Я решил одно - в квартире меня ждет что-то. Пустая квартира - тоже руководство к действию. Или бездействию. Своеобразное руководство. Вечер. Подходя еще посмотрел в свои окна: на фоне чужих, за которыми старухи пили чай, и домохозяйки в который раз домывали опостылевшую им всем посуду, мои два окна зияли темнотой.
Стало интересно - смотрят ли на меня оттуда чьи - нибудь глаза?
Открыв дверь, зашел (ни звука: я жив?) Ясное дело, ни зги не видно. Нащупал привычным делом выключатель. Этот рефлекс, переданный мне, безусловно, еще родителями, которых обыденность и одинаковость жизни автоматизировали, как и меня в поступках, делался точно.
Естественно, ничего не изменилось. При свете знакомые предметы (вешалка, зеркало, обшарпанный пол, и чуть-чуть света, улизнувшего в другую комнату), казались такими же, но хранили загадку.
Загадку посещения кого-то. Будто двери и стены говорили: <А до тебя здесь были:>. Красноречиво.
Прошел в большую комнату, попутно испытывая легкий страх. Был момент, когда при включении света уже подумал - ИХ много тут: Но нет, недвижимый диван и телевизор остались теми же. Никого тут нет. Я не в счет. Для "проформы" заглянул в туалет, в маленькую комнату.
Да. Ничего даже не изменилось. Аккуратные. Посмотрел из окна в соседний дом.
И тут осенило - "свет то, идиот, выключить надо!". А если старухи следят, то увидели уже. Ну ладно. Правда, сидеть без света в квартире, черт знает кем посещенной, не хотелось.
Ну, пока можно продолжать думать. Если я жив, то еще им нужен. Или ему или ей.
Вариантов уйма. На ум даже пришло слово ОНО, но это же не ужастик (хе-хе).
Телефон. Телефон.
Никто не звонил, судя по табло.
Короче, штопор. Часы высветили десять вечера. Ночь, по словам Цоя, уже рядом.
Страшненько стало от мысли, что ночью-то эти (эта, этот) себя проявят (проявит).
Но как? Если бы захотели, я бы, наверное, ничего не узнал. Но я догадался.
Задумчиво смотрю на телефон. Отросток паутины сети, взяв щупальце которого можно говорить с другими. Говорить - не значит общаться. В моем понимании общаться - чувствовать душу человека, видеть в ней отражение своей.
Стало страшно. <Вот сейчас>, говорил мой мозг, <вот сейчас> начнется проверка.
Сию секунду. Сижу на диване, курю. Горит лишь маленькая лампа на столе. Последняя, так сказать, сигарета перед казнью. Грузило именно незнание того, что происходит.
Тут телефон вдруг нарушил тишину. Я от неожиданности выронил сигарету (удачно, в пепельницу). Подхожу, <номер не определен>. Началось. Думаю пока не снимать трубку. Была мысль забаррикадироваться и дождаться дня, а потом сбежать, но это я отбросил. Надо по правилам играть. Хоть иногда.
Телефон на удивление быстро затих. От того у меня под ложечкой страх увеличился.
Пустячок, а отстойно.
Зазвонил еще раз. Ну, все, надо брать.

- Да.

После недолгой паузы я с удивлением услышал, как трубка моим голосом сказала:

  - Ну, как, освоился?

Ничего себе вопросик.

- Освоился с чем?

- Со всем. С повторением.

Ответ не лучше.

- Кто был у меня в квартире?

Действительно хочу узнать, а голос можно и на компе подделать.

- ТЫ И БЫЛ

Спокойно ответила трубка. Пауза. Жуть. Удивление. После паузы трубка выдала:

- Сейчас ты подойдешь к окну. Я предлагаю тебе выбор: либо ты уже мертвец, либо ты подходишь к окну и считаешь до шестидесяти. Если останешься, жив, можешь спокойно уйти. Если нет, то еще одним Изотовым меньше станет. Все понял?

Пауза.

- Прощай

Гудки. Дурацкие мысли мне полезли в голову - <дом соседний мне никогда не нравился, блин>. Ну и что теперь? Что ж, примем смерть достойно. Медленно подхожу к окну, кладу руки на подоконник. Лбом прижимаюсь к стеклу. И кто же был на проводе? Темные соты окон: И из одного из них на меня, стало быть, смотрит дуло оружия. И глаз в прицел. Дрожащими губами вслух считаю "один, два.." Я успел сосчитать до трех.

Мастер по свету

Как недавно сказал Евгений, мои программы страдают от скуки. Он даже добавил "Дружественный интерфейс у тебя носит характер меланхолии, еще чуть-чуть и покажется, что программа вздохнет через колонки". Он очень прав. Подход к программированию имеет значения, но у каждой программы есть ИДЕЯ. Когда писалась Unix , у людей была Идея. А вот сейчас... Зачем я это пишу? Ну конечно, работа есть работа. Приготовить столько-то набросков реляционной базы данных, столько-то формирований запросов к ней. И кто будет работать с моим продуктом? Представляю секретаршу. Ей так же скучно. Садится она, думает о проблемах и личной жизни, которой, к слову, у нее нет. Она садится за компьютер, включает ненавистную мою программу начинает писать. Долго и вдумчиво. И цифры, "дебет, кредит, итого" называют ей ту сумму, которая скоро погреет карманы стяжательного начальства. И программа вдруг говорит ей - "а зачем ты живешь? Чего ты достигла?" А я все пишу код, добавляю процедуры, одна вызывает другую. Последовательность вызовов, точное перенаправление и, наконец завершающий цикл. Условия педантично разделены табуляцией, переменные сливаются с константами в танце и конвейер функции выдает результат. Евгений пьет кофе. Он всегда его пьет, так как управляется быстрей меня. Да, не спорю - программист из меня не важный. Внимательно посмотрев на монитор, он переключает утренний взгляд на окно. Зима. Календарная весна, но снег, холод и все то, что контрастирует с уютом обжитой квартиры, например моей, куда я хочу вернуться.

- Юр, а ты никогда не думал, что может повлиять на человека в решающий момент? Обычно, какая-то мелочь. К примеру, в рассказе Грина "Слабость Даниэля Хортона" человек в лесу хочет застрелиться, но случайный путник кидается на него, отводит ружье и говорит "Не делайте этого, ОНА придет!".

Евгений любит приводить примеры из литературы. Это мне знакомо. Я и сам читал много, но он говорит не о сюжете, а о том, что показывает его душа после осознания мыслей писателя.

- Как сказать... Вот если-бы можно было поддержать человека, даже находясь далеко от него, это интересно. И главное - если ты далеко от него, то не будет "славы". Не будет осознания своей важности, мол, "какой я хороший, помог другому". Ведь сейчас все делается на публику.

- Главная публика - это твое сердце. И в отличие от окружающих, обмануть его нельзя.

Я немного подумал и ответил:

- Но ведь огромное количество людей обманывают свое сердце каждый день. Не видят, как много всего, к чему стоит идти как на костер в ночи.

- Ты прав. Но... Есть маленький секрет. Он и не обманывают сердце, это оно обманывает их. Ведет не к тем кострам. Ну ладно, я пойду, ты поскорей закончи с программой, ее завтра надо уже сдавать главному программисту.

- Удачи, Женя.

Да, надо дописывать поскорей. В офисе сегодня не так людно, все же выходной. Когда человек сосредоточен на деле, он мягко продумывает действия. И все же я хотел большего от программы. А именно - оставить там частицу себя. Все те строки кода, что я видел, как - бы говорили: "допиши еще, ты же давно хотел". Будто написать на стене утреннего тумана надпись для тех, кто сможет прочесть. Передать привет кому-то. Мягкое хокку о волне жизни, какая омывает берег наших душ. И обязательно не первому попавшемуся человеку, а особому, случайно выбранному. Итак, псевдослучайные числа укажут, кто увидит мой привет. Программа уже компилируется и работает, а проверка... Проверять ее должен не я. Прошло три часа, и я оторвался от работы, закончил ее полностью. Последний мазок на картине удался, удалось и обрамление. Цифры, вычисления в программе ничего не значат. Они - снег, осталось думать о том, кто найдет цветок под ним...
Катерина чувствовала сегодня то ожидание, какое посещает тогда, когда ждать нечего. Из-за этого оно становится очень притягательным, как притягателен мистицизм, когда не знаешь его суть. Весенние ручейки, солнце и лениво-добродушный город кажутся необычными, ведь так отвыкаешь от этого зимой, ловя физическое тепло в чашке чая. Работа закончена, но сидеть в офисе нужно. И создавать видимость занятости. Включение рабочей лошадки, по имени "Pentium-2 ММХ" было отчасти ненужным, однако она сделала это. Экран загрузки, так знакомый. Шуршанье винчестера. Окно программы подсчета финансов... И вдруг монитор с легким треском сменил разрешение. Заполняясь символами ASCII - кода стал вырисовывать портрет юноши, с задумчивым лицом и каким-то отблеском зари в глазах. Картинка стала плавно переходить в другую - ночь, из звезд видны лишь несколько. Вдали углядывается труба завода, мерно источающая дым. В целом картинка выражает спокойствие. Спереди неприглядный дом тормозит взгляд, не дает вглядеться в горизонт. Затем медленно тает и заполняется легкой зыбью, изображение показывает как бы через зажмуренные глаза яркий солнечный свет и брызги моря. Катя никогда не видела моря, но догадалась. Катя удивилась, но это быстро прошло. Любопытство взяло верх. И тут портрет задвигался и сказал "Взгляни в окно, если хочешь увидеть меня.". Она подошла к окну, увидела сначала широкое, все покрытое зелеными листьями дерево. А рядом с деревом, напротив окна, стоял молодой парень. Парень глядел прямо в окнона Катю и тихо улыбался. Улыбался, потому что не растаял в логах серверов, а увидел свою звезду еще тогда, в мерцании пикселя с цветовым кодом 11. И теперь видит ее наяву.
Это был я.
Я конечно.

Ядро воспоминаний

От забывания мне память даст таблетку.
От радости вино с подсыпанной досадой.
В саду воспоминаний найду свою беседку,
Стук сердца - жеребец в руках у конокрада.
  Ход мыслей - кромка льда, где можно поскользнуться,
Песочные часы - не бархатные дюны,
Если не видишь звезд, они ночью вернутся,
Играть на сердце просто - настроить бы мне струны...

Руки опустил в карманы плаща. Трудно назвать эту пародию на форму Инспекторов плащом, однако же, снаружи и в темноте смотрится удовлетворительно. Надо же носить что-то кроме одолженных лохмотьев. Шаг за шагом подходил ко мне дом с колоннами и уныло протекающей где-то сбоку водосточной трубой. Именно он подходил, а не я. Это похоже на передвижение эскалатора. Старая вывеска уже давно (лет 10 назад) убрана, однако мне известно, что раньше это была библиотека имени Чернышевского. Теперь же в данном доме расположен тихий ”театр кукол”. О них стоит сказать особо - Вы можете неправильно понять.
Проституция в 2068 году так же развита, как и в 2005, но отличительная черта ее - полное безразличие со стороны правящих. Если нами еще что-то правит кроме мусора, голода, тоски и алкоголизма. Мы - это тихая талая вода после ядерного взрыва. Мы - стон Бога, создавшего все. Мы - лес рук в небо, недостающий до свободы.
Ха, они даже не сменили столик. Можно подумать, что терминал на нем - библиотекарский, и мне сейчас можно будет выбрать несколько книг. Нет, это не книги.
Книг давно не читают. Как там, в лозунге Мирового Палача? “Вы узнаете все из сенсорной установки, вы ПРОЧУВСТВУЕТЕ это!”. Весело. К слову, я один раз за небольшую плату целый час погружался в Чат Ненависти. Только вот это неинтересно. Уж лучше бы программу “эволюция”, был такой малобюджетный проект. Чувствуешь себя сначала обезьяной в прерии, затем острая как игла Мысль пронзает тебя. И ты эволюционируешь. Только вот, неизвестно куда. Подошел к терминалу.
Голосовая связь - не для меня. Креатифф, как говорил мой старый сосед по бараку. Одно ухо у меня - с начисто разорванным нервом, а другое же слышит на 30 процентов. И слуховой аппарат старой модели - не вживлен, а вставлен. Так что голосовая связь - не мое. Набираю на терминале несколько скупых команд. Вот она, или точнее сказать, вот оно. Марина Касс, модель номер ZX - 1001, постклон. То есть клон от клона, управляемый не собственным мозгом, а процессором. Так они могут “работать с клиентами” сколько угодно.
Что ж, это будет трудно. Когда будишь спящего на горящем острове, это одно. А когда пихаешь его в плечо, он встает и видит одни пепелища - это другое.
И вот я уже сижу напротив нее - сбоку горит люминесцентная лампа, она в режиме ожидания команды.
Смотрю на полностью лысый череп, закрытые глаза, когда-то симпатичное лицо.
Раньше “куклам” прожигали прямо на щеке фабричный номер, затем по просьбе клиентов номер располагали на предплечье в виде татуировки. Подсоединяю проникающий кабель к ее виску.
В сумке у меня - дрянной IBM386 столетней давности, пара дискет, майка (дорога как память - в меня стреляли резиновыми пулями 6 раз и все из них я был в этой майке), аппаратный подавитель личности “Батанг”, переделанный мною в “бесполезный восстановитель личности”. Неизвестно, сработает ли весь этот древний хлам против огромной стены кода правительственных чиновников. Наверное, крысы были сыты при написании бесстрастного оружия, а я же писал свой бред рядом с мусорным баком. Правда, местные бомжи не мешали. Если когда-нибудь будет революция, то бомжи покажут себя хорошо.
Черт, краснеет разъем у нее на голове. Придется облить висок джинном из фляги. Проделав эту нехитрую операцию, я употребил остатки джинна вовнутрь. Иногда помогает, знаете ли. Сунув в дряхлую розетку два оголенных провода “Батанга” я убедился - надежда еще есть. Консольный test kernel учтиво увидел два отмерших участка ее мозга, затем выдал “интронотальная травма третьего сектора таламуса”.
М-да. Мало того, что личность и движущие нейроны удалены, так ее еще и душили. Медленно ищу нужный регистр в ее процессоре. Удалить его значение из головы нельзя, а вот нейтрализовать...
У процессора есть своя среда окружения. Вшиты три типа поведения “Куклы” - “скромная девственница”, “деловая леди”, и “проститутка со стажем”. Сейчас добрый волшебник Юра включит четвертую - “настоящий живой человек”. Раз Бог программировал Адама, то и у меня, смертного, шанс есть.
Заработала моя штучка - плод ночных наблюдений за Администрацией Поведения. Помнится, их ведущий программист рассказал мне много тайн. Как он думал - мало. Девушка уже моргает, перед ее внутренним взором проходит вся ее прошлая жизнь до аннигиляции личности. Ее руки то складываются в замок, то поднимаются к потолку, то беспомощно повисают вдоль тела. Похоже, получилось. Я, конечно, знал, что такое вмешательство в уже убитую психику “куклы” может привести к церебральному параличу, но продумал и такой вариант.

- Расслабь руки. Тебе будет трудно дышать, но это пройдет. Можешь ощущать боль в голове и подрагивание век. Это тоже нормально. Выдохни. Теперь смотри на меня.

Мысленно чертыхнувшись на удачу, я включил свой переделанный грязный “Батанг”. Личность у Марины хорошая, видно Душу. Хотя наукой сейчас занимаются либо правительственные убийцы, либо чудики вроде меня, было доказано что Душа все же существует, это неоспоримый факт. А внутри человека лишь часть той материи, в какую мы переходим после смерти. У девушки Душа красивая, чистая совсем. Если бы у меня был не старый сварочный аппарат, а система “Лхаса” (черненький такой стабилизатор), то красота ее внутреннего мира очаровала бы совсем. Обычно Душу видно как маску на лице, реже как в “кривом зеркале”. То есть плохой человек глядит в монитор и видит свое лицо страшно исковерканным, некой гримасой.
Мало кто из мастеров анализировал себя сам. И мне было немного не по себе. Глянешь вот в “Батанг” и увидишь там вместо ожидаемого красивого свечения - грязную душонку, мертвенный осколок, привязанный к бытию. А ведь хочется верить, что ты чист.
Я естественно понимаю, что пока все клетки мозга вокруг процессора не обновятся, в Марине могут быть какие-нибудь машинные инстинкты. Сначала я говорил текуче, неопределенно и спокойно. Но затем моя речь стала более взволнованной.
Говорил о том, что она моя любовь, что нас разлучили еще до лагеря, что я жив только из-за лени и алкоголизма расстрельного отряда. Говорил, какой она была раньше, какой умной и прекрасной. И как я скучал и искал ее. Точнее, Ее.
Она поверила. Черт, как хорошо, что у меня теперь есть, кого любить.
С кем жить.
С кем бродяжничать.
С кем спасаться.
Кого спасать.
А всю правду… Правду она увидела позже. Это случилось в 2080 году, после нашего с нею побега в Алжир, подальше от карателей, подальше от войны.
Я тогда достал дорогой АДС (анализатор душевного спектра) и запустил его вечером.
Вместе с ней.
Наши головы сблизились, и на мониторе, словно на фотографии, мы увидели два красивых, чистых лица, две Души. Они обе были чисты. И улыбались.
Все было не зря.

RADужная оболочка

Одинокий выдох ночного киберпанка,
Рельсам поцелуй посылает трамвай,
Опрокинутая ветром жестяная банка,
Луна бежит по небу – если хочешь, догоняй.
Изменчивый бит времяпровождения
Отхватывает мысль за сегментом сегмент,
Фонарь не знает смысла, расставляет ударения
Асфальта, по которому шагает мент.
Свалка в ночи – дело попривычней
Кто-то отобьет об лицо чужой кулак.
Философ единичный занят драмой личной,
Ему все время кажется - «Что-то идет не так».
Крики, ругань, споры, бессмысленные возгласы,
Рифмы полосатые, как грязь на штанах.
Черноволосые искатели скорости
В педали газа видят больше, чем в тормозах.
Солнце не вылазит – оно у нас во сне,
Как мрачная труба ближайшего завода.
Что-то отрицает частица «не»
В школьной тетради морального урода.
Отточенный штрих к картине ненаписанной,
Где видно наши лица без односложной фальши.
Узор расписан золотом на гобелене риска ,
Улыбка то ли Моны Лизы, то ли тети Маши.
От гор священных до разрушения храма
От мастерства до шрифта тупой газеты.
От ненужного быка с мускулатрой вандамма
До тихой музыки слезы с чужой кассеты…


  Снится… Снится…

Снится , что на Земле через 240 лет стало чище, от катаклизмов погибло много людей. Но ветка сакуры гнется и распрямляется вновь. Странно жили люди после катастроф – как в тумане, анабиозе. Может, сказалась оторванность от исскуства прошлого (литературные, художественные памятники исчезли в большинстве своем) и одновременно доступность технологий. Удивительно, но механизмы, компьютеры… Все это осталось , не было погребено совсем.
Я работаю на подземной базе, труд физический. Что-то вроде шахтера, хотя спецовки довольно чистые, паек получаю исправно вместе с моими сорабочими. Как-то мне дают выходной, я гуляю по просторным коридорам базы.
Идя по странным широким залам я неожиданно попадаю в совсем большой – там расположен батут. Вижу девушку, которая прыгает на батуте, сложно переворачиваясь в воздухе.
Ее мышцы – аэродинамика, ее лицо – неоткрыто, ее волосы- черные и не требуют сравнения с вороновым крылом.
Засмотрелся...
Она медленно и грациозно приземляется (двойное сальто). Сходит с батута и направляется ко мне. Лицо у нее – лицо человека кто управляет другими. Красивое но одновременно настораживающее. Недоговаривающее.
У нас завязывается разговор, мне становится известно что она – дочь большого человека и здесь просто по необходимости. А чтобы время не терять – занимается воздушной акробатикой. Я робко прошу ее в следующий раз пробежать во время утреннего моциона до моего рабочего бокса – где работаю я с товарищами. Она соглашается.
Прошла неделя – я бурю землю буром средней длины. Рядом – мокрые от пота грязные рабочие. И тут...
Красиво как крик “Земля” с палубы бригантины , подтянуто и гладко бежит она. Наконец приблизилась, отозвала в сторону. “Ты должен сделать то, что больше всего боишься. Из базы есть выход... Ты же не знаешь, тебя здесь вырастили специально. Пройди испытание – и ты узнаешь что такое Свобода – заберись на гору что перед выходом с базы – там на горе ворота. Пройди через них...”
Далее все как в тумане.
Я карабкаюсь и вижу эти ворота. Гора отвесная – метров 1600 с лишним. Боже, как я боюсь высоты... Тут ощущение возникло что кто-то смотрит. В спину. Кое-как повернув голову (держаться, держаться...) я вижу ее силуэт у подножии соседней горы. Она смотрит на меня. Я тяну руку к огромным трехметровым воротам – и срываюсь вниз...
Даже не кричал – просто сорвался.


Вот это сон – впрочем как и все остальные сны, о каких думаешь после пробуждения. Часть тебя временно остается ТАМ – в мире того сюжета. Быт мягко выталкивает данное несоответствие – чтоб налить чаю в кухне надо хотя-бы поверить в то, что кухня реальна.
А работа у меня уже не веселая, но я веселый все равно. Сегодня у меня опять вызов – что поделаешь. Надо наскоро одеться, пока время не потерял...

Я уже на месте – и заплаканные лица, помятые ссорами и болью меня уже не удивляют.
Она в ванной – заперлась ясное дело. Имя я уже знаю – Юлия.
Бабка ее на заднем плане что-то причитает, видимо ужаснулась совсем – у меня серьга в ухе, довольно густые волосы, детско-наивное лицо и запах перегара (вчера было нечто).
Я как “знающий дело профессионал” тыкаю скупыми вопросами мать Юлии – и как всегда стандартный набор. “Мы не знаем, мы не видели, учится хорошо, все у нее есть, ни в чем не нуждается”.
Ага.
Примерившись на глаз чуть левей замка на двери я рабоче-крестьянским ударом ноги вышибаю дверь ванной. Удивительно, но получилось с первого раза. Представшую картину угадать трудно если вы не знаете что у меня за работа.
В ванной плачет Юлия (сидит в одежде там, ванна заполнена больше половины). В руке – традиционное уже “оружие против себя” - бритва “жиллет” для опасного бритья.
Я издаю пронзительный визг (что-то среднее между воем орангутанга во время брачного периода и кличем калмыцкой конницы) и , пользуясь ее замешательством, вывихиваю руку и изымаю опасный предмет. Мдя – по крайней мере суицид именно показательный – если бы тут был хладный труп меня звать бы не стали. Она обиженно и как-то безразлично смотри на меня, но удивление проглядывается.

"Она немая" - верещит бабка.

-Слышишь меня?

Наша Анна Каренина кивает головой.

-Тогда слушай – я расскажу тебе свой сон... А ты любишь стихи?

Кивает опять, забыв что сидит в мокрой ванной. Видимо Купер личность известная – моя рожа один раз попадала в газету и несколько раз какие-то пьяные молодые люди попадали в нее (к слову это сделать довольно сложно). Тут я начал свой монолог. Он необходим и сочиняется мною каждый раз новый – люблю экспромт :

-Ты что от несчастной любви страдаешь? Давай старадать вместе, только у тебя ванна маленькая, у меня в моей хрущевке такая же. Знаешь, когда я влюбился в одиннадцатом классе в одну дуру, а потом она забеременела от моего лучшего друга, я написал стихотворение . Сначала я хотел отвлечься и начал писать какую-то фентези типа:

Они молились дали горизонта,
Нет лишнего – колчан и пара стрел...

Но затем я все же ввергся в уныние и сочинил вот такое :

Может ты сейчас стоишь на балконе,
Любуешься ландшафтами другой планеты
Меня бы догнали, но не догонят...
Разобью кассу если в нем нет билета
К тебе...

Потом я усложнил и увеличил идею – получилось вот что :

В жизни твоей я не найду места,
Однако стучу в те ворота надежды.
Они не отвергнут так чуждо и резко,
Как Ты, что ушла не прощаясь, как прежде...
Стою у ворот и стучу робко-робко,
Как будто спугнуть можно горечь разлуки.
Ты помни – весь мир нитью тонкою соткан ,
Я знаю кто ее сплел – Твои руки...

После этого мне стало уж совсем худо и я сочинил результирующий стих :

Заводская труба! Раствори в тиши утра
Вместе с дымом едучим мою жажду путей...
Перестань украшать мою вязь перламутром,
Моя страсть не видна в океане страстей.
Если буду у речки тихо думать о прошлом,
Если время чуть-чуть приподнимет фату,
Буду знать – я сейчас подобрал Бога крошки,
В мире смертных они превратятся в мечту...


А ты тут скоблишь своей бритвой – луче бы стихи сочиняла – это больнее и слаще. На этом наш вечер самодеятельного стиха считаю оконченным, и из ванны вылезь – замерзнешь”.

Да – монолог был долгим. Привычно приняв благодарности матери несостоявшейся самоубицы я вышел во двор, посмотрел на синее небо и почему-то заплакал.
Наверное от того что получил эсэмэс от директора фирмы - “У нее было два аборта от собственного отца – насиловал ее с 13 лет, будь осторожней”. Не знать до разговора с суицидником что же с ним случилось – мой главный закон. Иначе монологи получаться не будут.

Сон второй или мысли про себя

Короли, капуста… Я не расскажу о них. А расскажу лучше о здании Администрации Орджоникидзевского района. Днем - обычное холеное вместилище тел чиновников. Рядом – всегда несколько машин и кряжистых дядек с мобилами. А ночью – готичный флаг РФ над зданием кажется лже-маяком на фоне черного , загадывающего загадку неба. Как флюгер на средневековой церквушке, где по слухам ведьмы и колдуны устраивают шабаши. Холодный лед чиркается как спичка о подошвы утренних прохожих, ведь еще сумерки, любое присутствие человека в этой зоне вяло-зимнего урбанизма кажется чем-то гуманоидным, будто ты попал на планету «бедный рабочий микрорайон». Ларьки предлагают широкий выбор журнальных сплетен вперемежку с трехрублевыми презервативами. Фонарики круглосуточных магазинов приманивают такие явления как «Визит алкоголика» и «Работяга получил три тысячи». Правда, явление «Домохозяйка в поношенном пальто и бесцельно прожитой жизнью» тоже встречается, вы посмотрите на вывеску «24 часа». А я буду шептать вам на ухо, смешивая звук с морозом (мороз выплывает из-за боков многоэтажек, из огромной ледопокрышки асфальта, из глади отвердевших парапетов на остановке) что это и есть лицо города без паранджи летней красоты природы, любующейся в зеркало пыльных трасс, парков с целующимися парочками и солнца сквозь ресницы.


Снится...Снится...

Снится что я на космическом корабле – причем один. Атмосфера в духе фильма “Чужой”, только самой этой твари не видать.
Я вижу у себя в руке ампулу с маленьким волоском внутри – что то вроде маленькой лампочки. Случайно я ее роняю и тут чувствую что произошло нечто непоправимое. В капитанской рубке зажегся монитор – и человек пожилой (похожий на Энтони Хопкинса почему-то) начинает говорить мне что в ампуле был смертельный вирус и что жить мне осталось ровно сутки.
Но я могу излечиться – человек называет мне местонахождение противоядия – Таиланд.
Почему же именно Таиланд?
Далее сон вихрем переносит меня в Таиланд – я иду и не знаю где я (ни улицы не знаю ни даже города).
Вокруг пагоды по-таиландски, жилистые аборигены и пальмы. И тут... Я вижу совершенно странное но очень красивое зрелище – в центре улицы под открытым небом стоят... Корабли, вылепленные из глины. На подставках – примерно в половину человеческого роста. Стоят в порядке полей на шахматной доске. Я вижу в центре этого ландшафта вылепленную бригантину – и подхожу ближе. На парусе ее написано - “Ты спасен”.
Я улыбаюсь и мне легче, легче...


Однажды сидя на уроке информатики и слушая совдеповские определения типа ЦПУ (Цифровое Печатающее Устройство – принтер по нашему) я услыхал аббревиатуру ПЭВМ * Персональная ЭВМ. Тут же я написал на парте свою интерпретацию расшифровки - “Пароль – Это Великое Молчание”...

Я рассажу секрет – я мало видел в жизни,
А алых парусов не видел и во сне.
На мачтах таких нет...
Не надо укоризны :
Я их украсть готов, но не у кого мне.

А еще помню я написал :

Шаг, шаг, еще и еще по прямой но не вниз,
И слева и справа стоят исполины,
Встречавшие у ворот ада.
Вдох,вдох вдохни но не мне поклонись,
Тебе все равно что звучит
В моем сердце баллада.

Я теперь изменился – в свободное от работы время я пишу короткие стихотворения вроде

Меланхоличная заметка?
А может быть ее мечта?
А может жизнь ее лишь клетка?
Тетрадь без чистого листа?

Или подражаю классикам :

Куда еще пойти и чем душу унять?
Оставить где клочок бумаги в пепле?
Лесному воздуху позволить нас обнять,
И просто раствориться в ночном ветре?
Не видно средств и прячется причина,
А я как был – в плену у своих грез.
Но иногда бывает даже льдина
Не знает , что уйдет с Весной мороз...
Чужая воля строит прочно сети,
Но рукописи не горят в огне.
Нам нужно один раз только заметить,
Что не всегда клад прячется на дне.
Манящий свет все так же многозначен,
Но никакой дороги не видать.
Порою я бываю озадачен,
Что создал я и что еще создать?

В момент написания таких стихов я преображаюсь в Тютчева, корчащегося от аристократической подагры и лелеящего золотоволосого внучонка в беленькой распашонке.
А с работы мне пора увольняться – срок работы недолог у представителей моей профессии. Кто-то не выносит ежедневного теста “Ты должен хотеть жить больше чем тот, кого спасаешь”. Я лично давно уже для себя понял – я хочу жить даже меньше чем тот, кого спасаю. А значит спасатель из меня как из говна пуля.
Все – подаю заявление об уходе и ложусь спать.

Родителей нет дома – открывает мне дверь и провожает в роскошный двухэтажный особняк девушка лет семнадцати.

- Вы тот самый мастер? Проходите – у нас сломалась плазменная панэль и коннектор к третьему спутниковому каналу.

Я легко улаживаю проблемы – хоть на дворе 2067 год но мастера не перевелись а умножились – технику чинить сложней но и подготовка отличная.

- А вы не посмотрите ту игрушку, с какой я играла пять лет назад? Мне она дорога как память... Она сломана и разобрана – не хотите посмотреть?

Я согласился и прошел в комнату девушки.Она говорит мне что некоторые части игрушки лежат под кроватью. Я гляжу туда и вижу оторванную человеческую ногу - она в крови и оттуда выклядывают куски микросхем и маленькие проводки. Я начинаю кричать на девушку - “Я не могу чинить ЭТО – ты что с ума сошла! Я никогда не видел чтобы киборгов держали дома и разбирали! Это противозаконно!”
Она улыбается как-то страшно и открывает платяной шкаф – а там сижу... Я СИЖУ без ноги, вместо руки – пучок кабеля и отрывки сухожилий, половина черепной коробки сломана, видно процессор с ржавыми “щупами” для разьема. Я начинаю кричать и закрываю лицо руками а девушка гортанно смеется.

Черт! Надо же такому присниться. Все – переезжать нужно и жизнь менять. С завтрашнего дня я бросаю пить и курить, а также еду в детдом – в профессии учителя. Надоело жить для других – надо ПОЛНОСТЬЮ переключиться на тех кто этого достоин. Ну насчет детдома я погорячился конечно.

Месяц спустя.

Мне снится что у меня не пять пальцев на левой руке, а четыре.
Я этого очень стесняюсь, иду по улице и думаю “лишь бы никто не заметил”.
Прохожу в метро и сливаюсь с потоком тел, спешащих в металлическую кишку – поезд.
Держу руку как всегда в кармане.
Тут ко мне подходит девушка – личико доброе, по внешности татарка, глаза черные-пречерные но смотрят добро.
Это первый раз я вижу - чтоб у человека черные глаза имели такое выражение.
Она грустно но светло улыбается и достает мягким движением мою беспалую ладонь из кармана и сжимает ее своей теплой рукой. Мой поезд, какого я ждал в метро, медленно уезжает, оставляя нас с ней смотреть друг на друга и влюбляться с каждым изменением цифры на часах в метрополитене.

Следующая картина сна – я иду в детском доме по коридору и вижу мальчика лет десяти на костылях – одной ноги у него нет до колена. Я подхожу к нему и говорю “Именем Иисуса Христа – брось костыли и ходи так”. Мальчик смотрит на меня. На моих глазах у него начинает рости нога и секунд за десять отрастает до нормального размера. Он бережно кладет костыли на пол и иде дальше – уже сам. Я проводил его взглядом и проснулся.


О – это удалось оказывается – я проснулся уже летом и всю зиму спал. В специальной барокамере. Теперь лето, меня все забыли и никто не знает что я снова в деле. Вижу в окно вместо последнего ландшафта (чахлый тополь в снегу) красивое дерево с сочными зелеными листьями.
Чтож, я пройдусь по жарким улицам, посмотрю на других и может покажу себя. Кстати, я не против пойти в какой-нибудь парк, ведь там так хорошо говорить о любви и своем прошлом...
И обсуждать БУДУЩЕЕ.

Юрий Изотов


< назад в библиотеку

! - использование материала без разрешения автора запрещено.

ТЕМАТИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ

- Lord of the Rings - Проект, посвященный творчеству Д.Р.Р. Толкиена и его трилогии Властелин Колец;
- Babylon 5 - Проект о телесериале Вавилон 5;

СЕРВИСЫ

- Рейтинг Ресурсов - Каталог сайтов тематики фэнтези и фантастики;
- Аватары - Богатая коллекция аватар: фэнтези, звезды, аниме, киногерои и многое другое;

 
 

ВХОД
РЕГИСТРАЦИЯ

ПОСЛЕДНИЕ ТЕМЫ

- Sith. Ситхи в противовес Джедаям.
- Любимые персонажи.
- Какую стороны Силы Вы выберете?
- Garik, Innostian, Tempeck and Potros Brunei darussalam
- Вопросы к администрации портала.
- Окончание летописей о некроманте Неясыте!
- Святые носки!
- Анджей Сапковский
- Ирина Сыромятникова
- Евгений Перов
- Евгений Перов
  

Fantasy-Earth Portal Fantasy-Earth Portal © 2003-2009 Рейтинг@Mail.ru HotLog Palantir
Powered by AlterEngine Design by Uranael